#2 ДНЕВНИК ПИОНЕРА. ДУХОВНО-ЗРЕЛАЯ СЕСТРА. ЮМОР

13 сентября 2002 года

Слава Иегове! Старейшина Андрей сказал, что за использование литературы в качестве туалетной бумаги наказание не предусмотрено! Я так рад!

Сегодня я был на собрании. Братья у входа в Зал Царства, увидев меня стали улыбаться, а молодой брат Дима вообще засмеялся и быстро куда-то ушёл. По истине это счастливый народ Иеговы! Как я рад быть частью этого народа!

Думаю, стоит рассказать небольшую предысторию. Истину я узнал благодаря сестре Валентине, она со своим мужем полгода проводила со мной изучение Библии. Эта крепкая христианская пара меня очень воодушевляет! Они такие молодцы! Но иногда я замечаю, что сестра Валентина несколько возвышается над мужем. Например, во время изучения со мной, вопросы к абзацам задавала она, молилась и вообще была, так сказать, ведущей. Однако, я многому научился и у её мужа, например смирению, кротости, спокойствию.

С тех пор, как я стал ходить на собрание сестра Валентина взяла надо мной шефство. Она занимала мне место рядом с собой, помогала находить стихи в Библии, побуждала давать комментарии, записываться в служение.

В нашем собрании много молодых сестёр. Пока я был некрещённым возвещателем они не уделяли мне почти никакого внимания, зато, когда я крестился, они практически все захотели записаться со мной в служение. Заметив это, сестра Валентина отвела меня в сторону и посоветовала не обращать внимание на молодость и красоту, а присмотреться к более духовно зрелым сёстрам, у которых уже прошёл «расцвет юности». Она обратила внимание на сестру Тамару. Ей было уже за сорок, но та явно не спешила с этим мириться. Тамара была пионером, и работала уборщицей в школе. Её комментарии на собрании всегда были очень продуманными, точными и интересными. Но разница более чем в десять лет меня смущала.

Однажды, после собрания я подошёл к Тамаре и записался с ней в служение. Если с другими сёстрами служение позволяло поговорить о жизни, общих интересах, и вообще о чём-то что не касалось религии, то в случае с Тамарой это вообще не работало. Она постоянно спрашивала меня о духовных целях, читаю ли я Библию каждый день, какая мысль из последней публичной речи мне понравилась больше всего. Потом она стала восхищаться нашим районным надзирателем и рассказывать подробности его личной жизни. Не понятно откуда она их узнала!? В конце она предложила встретиться, но уже не для служения, а чтобы просто пообщаться. Она сказала, что сестра Валентина приглашает нас обоих в гости.

И вот как раз сегодня я пошёл в гости к Валентине. Она накрыла стол, достала из шкафа красивый сервиз. Тамара пришла чуть позже и стала помогать Валентине. Наконец мы все сели за стол. В это время Валентинин муж почему-то сидел на кухне и чистил картошку. Я спросил, почему он не присоединится к нам, на что Валентина ответила, что он уже попил чаю до нашего прихода, и у него сейчас важные дела, которые не требуют отлагательств.

Валентина уже было хотела помолиться, но вовремя остановилась, и предложила помолиться мне. Я помолился. Все сказали аминь и стали пить чай. И опять зазвучали вопросы о моих духовных планах и целях. Я рассказал о том, что уволился с работы и взял подсобное пионерское служение, на что сёстры одобрительно закивали. Потом Тамара стала рассказывать про какую-то сестру, которой повезло выйти замуж за районного, хотя та и не была пионером и вообще нельзя было считать её примерным возвещателем. По правде говоря, мне эти женские сплетни стали надоедать, и я пошёл на кухню к мужу Валентины, который теперь читал обрывок какой-то газеты. Я поинтересовался как у него дела, но по скупому ответу понял, что к разговору он не расположен, поэтому пришлось возвращаться к сёстрам, которые продолжали перемывать кости жене районного надзирателя.

Так и закончился этот вечер. Около девяти часов я стал собираться домой. Валентина предложила мне проводить Тамару, и я согласился. По дороге Тамара всё также спрашивала меня про духовные цели, хочу ли я служить полновременно, стала рассказывать про благословения, которые приносит ей пионерское служение. На минутку мне даже показалось, что я слушаю интервью на конгрессе.

Но когда мы дошли до дома Тамары, она сменила тему разговора с духовной на более личную. Она вдруг спросила, серьёзные ли у меня намерения в отношении неё, и строго посмотрела на меня. Признаюсь честно этот вопрос застал меня врасплох. В горле пересохло. Что я мог ей ответить? О каких намерениях она говорила? Я побоялся прослыть легкомысленным и кивнул. Она протянула руку для рукопожатия и на этом мы расстались.

Теперь я нахожусь в некотором замешательстве! Что означал её вопрос? И на что я подписался, дав утвердительный ответ? И вновь мне пришлось звонить старейшине Андрею, чтобы получить разъяснения по тому вопросу. Брат Андрей сказал, что исследует этот вопрос по публикациям и завтра мне перезвонит.

Что же это такое!? Второй подряд я не могу спокойно заснуть!

Добавить комментарий