#5 ДНЕВНИК ПИОНЕРА. ТАМАРА . ЮМОР

23 сентября 2002 года.

Ну вот опять я долго ничего не писал! И вновь прошу простить меня, будущий Я, ведь у меня на то есть веские причины. Эта странная ситуация на личном фронте. Может ты помнишь сестру Тамару, с которой у нас (по её мнению), было свидание? Я конечно же не считаю те посиделки свиданием, но то, что произошло после, моё легкомысленное согласие, вылилось в большие проблемы. Я молюсь Иегове, чтобы он дал мне мудрости и сил. Но нужно рассказать обо всём подпорядку.

Может, если бы я был в организации с детства и у меня не было опыта с женщинами, то я запросто клюнул бы на эту Тамару. Но, к сожалению, у меня был опыт. Может я и не прав, но знаешь, как это бывает? Съешь сладкую конфету, а потом пробуешь вроде бы сладкое яблоко, и оно кажется кислым, так как вкусовые рецепторы привыкли к большей сладости. Я, образно говоря, попробовал Леночку, и теперь хоть у бей не могу смотреть на эту Тамару. Поначалу она не казалась мне такой омерзительной, но теперь, когда эта женщина начала уделять мне столько внимания, я стал к ней приглядываться и понял, что это просто кошмар! Она совершенно не следит за собой! Безвкусный макияж, плохо подобранный гардероб, непонятная причёска. Может я просто придираюсь?

В общем, мы ещё раз ходили с ней в служение на этой неделе. Очевидно, она решила пойти в «наступление», так как всю дорогу спрашивала меня о моём отношении к браку. Рассказывала, что восхищается таким устройством Иеговы. Что он создал этот вечный союз между мужчиной и женщиной. Потом речь зашла о более интимных вопросах. Я как мог уходил от этой темы, но Тамара гнула свою линию и стала рассказывать о недопустимых видах секса.

Странно слышать от тридцатишестилетней девственницы рассуждения о разных формах соития. Судя по её рассказам, она понятия не имела, о чём говорила. Я, конечно, мог ей возразить, но вовлекаться в раз говор на эту тему с ней, мне сосем не хотелось. Меня мутило от одной мысли, что я могу оказаться с ней в постели.

В конце служения, он предложила зайти в «кафе» и выпить по чашечке кофе. Я бы не назвал, это место «кафе» конечно, так как она говорила о чебуречной, где кофе наливали в одноразовые пластиковые стаканчики. И такое продолжение дня меня не никак не устраивало.

Но только я начала отказываться от совместного время препровождения, как почувствовал весь напор Тамары. Словно огромный пресс она навалилась на меня с рассуждениями о том, что люди с серьёзными намерениями должны проводить вместе больше времени. И тогда мне пришлось соврать, что мне нужно к врачу, к которому я записался очень давно. А она парировала мой отказ предложением встретиться попозже. Тут уж выкрутиться было сложнее, и я согласился. Но идти в эту харчевню мне всё равно не хотелось, и я пригласил её в нормальное уютное заведение, где не раз сидел с Леночкой (Иегова помоги!) и гладил под столом её ножку. (Иегова дай мне сил!)

И вот весь вечер я думал о том, как мне тактично и мягко порвать наши «серьёзные отношения» с Тамарой, при этом не лишившись звания пионера. Мысленно я несколько раз отрепетировал свою речь. Казалось, я подобрал нужные слова, но страх встречи только нарастал. Чтобы хоть немного успокоиться я выпил валерьянки и прилёг на диване. Тут зазвонил телефон. Я хотел было поднять трубку, но вовремя осёкся. А вдруг, это Тамара проверяет у врача я или нет. Я так и не взял трубку! Кажется, у меня начинается паранойя!

И вот наступил вечер. Около десяти часов мы с Тамарой встретились в условленном месте. Сели за мой любимый столик у окна, которое позволяло мне отвлекаться от происходящего и созерцать внешний мир. Тамара была во всеоружии, то есть вырядилась как попугай! Она надела дурацкую синюю блузку с рюшами и уродскую юбку в пол.  Я заказал нам кофе и пирожные, но потом пошёл до барной стойки и попросил пару коньяку. Одну рюмку я выпил там же, а вторую опрокинул себе в кофе. Я с двенадцати часов ничего не ел(кроме валерьянки), и рюмка армянского коньяка практически разу ударила в голову.

Тамару опять понесло, и я практически перестал понимать, о чём она там говорит. Всё больше я смотрел в окно, любуясь опавшими листьями, которые ветер крутил волчком по тротуару. Наверно хорошо быть опавшим листом, ни о чём не думать, не беспокоиться и просто вот так крутиться в порыве ветра. Кофе с коньяком делало своё дело. Потом Тамара принялась за пирожное и сожрала его с такой жадностью, что я решил пожертвовать ей и свою порцию. Она поблагодарила и стала его уплетать.

И тут произошло то, что теперь острой спицей пронзает моё сердце! В кафе зашла Леночка! Она, как всегда, была обворожительна! Леночка уселась возле барной стойки, заказала себе коктейль и стала осматриваться. И тут наши взгляды встретились. Я не знаю, как сдержался и не рванул к ней…

Через десять минут мы с Леночкой уже были в кабинке туалета, но здесь с моей стороны произошла осечка! В голову вдруг полезли мысли об Иосифе и жене Патифара. Я живо представил себе Иегову, который смотрит, справлюсь ли я с искушением или нет.

Скажу честно, я справился с искушением! Это было унизительно и больно, но я справился. Мой организм отказался следовать на поводу у низкого инстинкта! Не знаю радовался бы я половой дисфункции при других обстоятельствах, но в это раз я понял и принял слова Иисуса «лучше для тебя, чтобы погиб один из членов твоих, а не все тело твоё было ввержено в геенну.»

Тамара же, поедая пирожное даже не заметила моего отсутствия. После случившегося, я больше не мог с ней сидеть, поэтому, попрощавшись, решил прогуляться по парку. Так сказать, немного проветриться и побыть на едине с собой. Гуляя, я забрёл в самый дальний и тёмный его угол. Погружённый в свои мысли я не заметил, что был не единственным, желающим уединения в это позднее время.

Чуть впереди меня, возле злосчастного общественного туалета, в котором канул последний трактат, тлел оранжевый уголёк. Я сбавил шаг и сошёл с дорожки. Совсем не хотелось повстречаться с какими-нибудь маргинальными личностями. Однако, любопытство подтолкнуло меня приблизиться к ночному курильщику. Заняв наблюдательную позицию в кустах, я пригляделся и оторопел! Возле туалета, стояла Тамара и судорожно оглядываясь  по сторонам, затягивалась папиросой…

Прости меня, дорогой читатель, но сил писать больше нет, глаза совсем слипаются, на часах уже пол третьего ночи, завтра я завершу свой рассказ об этой сумасшедшей неделе, и о тех событиях, что произошли в воскресенье. Надеюсь, ты читаешь это в Новом Мире, посмеиваешься надо мной, и не веришь, что сам когда-то написал эти строки!

Добавить комментарий